Выращивание форели в карелии

Опыт выращивания радужной форели в условиях Белого моря

Опыт выращивания радужной форели в условиях Белого моря

В настоящее время в Республике Карелия выращивается 23 тыс. т радужной форели, что составляет около 70 % от общего объема ее производства в России. В связи с достаточно высокой рентабельностью данного вида деятельности (до 25 %), на протяжении последних двух десятилетий наблюдается постоянное увеличение производства посадочного материала и товарной рыбы.

Несмотря на обилие озер (более 60 тысяч), расположенных на территории республики, по гидрологическим и гидрохимическим показателям только около 100 из них могут быть использованы для товарного выращивания форели.

Как показывают исследования, проведенные специалистами КарНЦ РАН, на водоемах Карелии без ущерба для окружающей среды возможно выращивание до 35 тыс. т товарной форели в год [4]. Превышение этого показателя может привести к необратимым отрицательным изменениям водных экосистем. Более того, уже сейчас отмечается ухудшение экологического состояния многих рыбохозяйственных водоемов [9]. Таким образом, остро встает вопрос о возможности расширения товарного производства форели без нанесения дальнейшего вреда пресноводным экосистемам как стратегическому ресурсу.

В настоящее время в странах с развитым промышленным рыбоводством преобладающее количество рыбоводных хозяйств базируется в прибрежной полосе территориальных морей (Норвегия, Финляндия, Шотландия, Чили и др.). На северо-западе Республики Карелия располагается обширный участок Белого моря, который простирается от реки Кемь до вершины Кандалакшского залива и практически не используется для выращивания радужной форели. Его береговая линия характеризуется сильной изрезанностью и многочисленными заливами (в особенности — северная часть), что удобно для размещения форелевых хозяйств. Благодаря от-ливно-приливным течениям, скорость которых изменяется от 0 до 30-32 см/с, снижается вероятность возникновения заморных явлений, которые часто наблюдаются в пресных водоемах. Наличие течений оказывает положительное влияние и на качество выращиваемой рыбы, так как благодаря постоянному сопротивлению потоку воды мышцы рыб становятся более упругими и плотными. Наконец, пребывание в морской воде положительно влияет на микроэлементный состав мяса форели [3].

Цель данной работы заключалась в экспериментальной проверке возможности выращивания радужной форели в Белом море.

Экспериментальное садковое форелевое хозяйство располагалось на акватории Чупинской губы Кандалакшского залива в 30 км севернее поселка Чупа (район мыса Картеш) на базе Беломорской биологической станции ЗИН РАН «Картеш». Всего было использовано шесть делевых садков глубиной 5 м и диаметром 7 м (объем — около 200 м3), расположенных на расстоянии 40 м от берега в две садковые линии. Расстояние между садками было около 12 м. Крепление садков осуществляли к 12 якорям по норвежской методике (рис. 1).

Глубина под садками составляла 20-25 м с уклоном в сторону центральной части залива, где максимальная глубина достигает 72 м. Такое расположение не позволяло скапливаться фекалиям рыб и остаткам корма непосредственно под садками.

Несмотря на достаточно открытое место расположения садковых линий (практически полностью было прикрыто только северо-западное направление ветров и частично — юго-восточное) и шторма с высотой волны до 1,5 м, не было отмечено ни одного случая повреждения крепежной системы форелевого хозяйства.

Посадочный материал (радужная форель в возрасте 8 месяцев) был приобретен на Кедро-зерском форелевом заводе в количестве 68 тыс. штук со средним индивидуальным весом 158 г. Перевозка посадочного материала осуществлялась ночью в транспортных контейнерах емкостью 1500 л с постоянной оксигенацией.

По прибытии в поселок Чупа на побережье Белого моря температура воды в транспортных емкостях выравнивалась до температуры воды в заливе. После выполнения этой операции молодь выпускалась из контейнеров в два транспортировочных садка через гибкий шланг диаметром 25 см. Далее садки доставлялись по морю к месту выращивания путем буксировки. Средняя скорость движения составляла 1,5 км/ч.

Отход рыбы за весь период транспортировки составил 0,2 %, при этом основная часть (167 шт.) была утеряна во время перегрузки мальков в садки.

К месту расположения форелевого хозяйства посадочный материал был доставлен 1 июля. Затем молодь была распределена в шесть садков с учетом индивидуальной навески. В садки № 1-3 поместили форель со средним весом 144 г, а в садки № 4-6 с весом 173 г. Плотность посадки составила от 9,0 до 11,5 кг/м3.

Кормление рыб проводилось вручную 4 раза в сутки гранулированным кормом фирмы NorAqua с диаметром гранул 3 мм. После достижения рыбами среднего веса 300 г был осуществлен переход на кормление гранулами диаметром 4 мм, далее, при весе форели 400 г, — 6 мм. Один раз в две недели дель садков частично поднималась для очистки от обрастаний и изъятия отхода, при этом объемно-весовым методом определялся средний вес рыб (по 100 штук из каждого садка). Температура и соленость воды измерялись ежедневно.

Для оценки эффективности кормления рыб использовался показатель «оплаты корма» (ОК). Он показывает отношение веса заданного рыбам корма к общему приросту биомассы рыб (продукции) за определенный период времени [5].

результаты и обсуждение

За весь период выращивания (с 1 июля по 1 ноября) температурный режим водоема в районе размещения садков изменялся от 18 °С (1 июля) до 2,8 °С (1 ноября). Оптимальная температура для роста форели (выше 12 °С) держалась вплоть до 1 сентября. Соленость воды варьировала от 24,6 до 26,3 %о.

Рис. 1. Схема садковых линий: 1-6 — номера делевых садков; 7 — подводная рама из тросов; 8 — тросовые растяжки; 9 — концевые растяжки; 10 — якорь

Смертность рыб изменялась от 5 до 14 особей на садок (каждые две недели) и составила в конечном итоге 0,9 % от общего количества. Уровень смертности находился в положительной линейной зависимости от температуры морской воды с высокой достоверностью ^ = 7; г = 0,98; R2 = 0,96; р = 0,001).

Данный показатель был существенно ниже, чем на аналогичных фермах в условиях пресноводных озер Карелии [6]. Такое различие можно объяснить наличием отливно-приливных морских течений, что обеспечивает благоприятный кислородный и температурный режим. Если в местах расположения форелевых хозяйств на пресноводных озерах температура поверхностных вод (до 5 м) в летнее время может достигать +20. +22 оС и более, то в условиях Белого моря этот показатель не превышает 18 оС [8].

За 120 дней выращивания абсолютный привес индивидуальной массы тела форели в садках № 1-3 в среднем составил 492 г, в садках № 4-6 — 552 г (рис. 2).

Показатели среднесуточных привесов форели во всех шести садках первые две недели выращивания (I = +18,0.. .+17,5 оС) были незначительными (в среднем 0,55 г/сут). Начиная с 15 июля они резко возросли и изменялись в пределах от 3,5-4,4 до 6,3-8,04 г/сут вплоть до конца сентября. В октябре приросты массы тела снизились до 0,8-1,0 г/сут (Ь = +7,8. +4,5 оС), а начиная с 15 октября (Ь = +4,5. +2,8 оС) рыбы даже потеряли в весе в среднем до 15 г каждая.

Полученные данные согласуются с наблюдениями за пищевым поведением молоди лососевых рыб в природных условиях, активное питание которых начинается при температуре воды выше +6 оС, тогда как ниже данной температурной границы отмечается период покоя [1], [2].

Еще одно доказательство неблагоприятных условий выращивания форели при температуре воды ниже +6 оС заключается в изменении коэффициента оплаты корма. Как правило, при кормлении рыб сухими гранулированными кормами величина ОК изменяется в пределах 0,9-1,4 [5]. Аналогичные показатели наблюдались в нашем экспериментальном форелевом хозяйстве. Коэффициент ОК варьировал от 1,0 до 1,5 вплоть до конца сентября. При температуре воды ниже +6 оС (10 октября) показатель ОК начал постепенно увеличиваться и достиг 7,4 при температуре воды +4,5 оС.

Читайте также:  Бактерия клебсиелла в кале

При выемке рыбы по завершении выращивания все стадо можно было разделить на два доминантных класса: весом от 0,62 до 0,74 кг (56,5 тыс. шт.) и весом от 0,08 до 0,16 кг (10,7 тыс. шт.). В среднем же вес товарной рыбы составил 0,67 кг.

Присутствие в садках молоди, не набравшей среднего веса (16,2 % от всего стада), может объясняться естественным отбором, а именно конкуренцией за корм, которую мелкие и недостаточно активные рыбы проигрывают. В дальнейшем же присутствие в непосредственной близости более крупных особей вызывает стресс, который существенно снижает усвоение пищи и, соответственно, лишает рыб возможности роста [10].

Как правило, отсадка отстающих в росте рыб в отдельный садок снимает главный стрессовый фактор и, таким образом, дает возможность рыбам набрать достаточную массу (сортировка по размеру). Еще одно возможное решение проблемы — уменьшение плотности посадки по мере увеличения веса и размеров форели.

В результате анализа паразитологической ситуации было зарегистрировано два основных заболевания (диплостомоз и сапролегниоз). Глаза у некоторых рыб (не более 1 %) в разной степени были поражены личинками Dyplostomum sp. (у отдельных особей до полной слепоты). Установлено негативное влияние этого заболевания

Рис. 2. Динамика весового роста форели (мыс Картеш)

на показатели потребления пищи и скорости роста рыб. В частности, при снижении остроты зрения ниже порогового значения пропадала реакция рыб на корм. Сапролегниоз был выражен в незначительной степени (2-3 %) и в основном на хвостовых плавниках. Таким образом, можно считать, что общая паразитологическая ситуация на форелевом хозяйстве была удовлетворительной.

Сравнение полученных нами результатов с садковыми хозяйствами, расположенными на пресных водоемах средней и северной Карелии, показало, что при одинаковых температурных условиях скорость роста рыб в морской воде (в среднем 202 г в месяц) в 1,5 раза превышает скорость роста форели, культивируемой в пресных озерах (в среднем 135 г в месяц). При этом, согласно органолептической оценке, мясо форели, выращенной в морской воде, характеризовалось более высоким качеством по сравнению с мясом рыб, выращенных в пресных водоемах.

На основании полученных данных можно судить о перспективности выращивания радужной форели в акватории Белого моря, что также позволит снизить биогенную нагрузку на пресные водоемы.

В то же время необходимо обратить внимание на сроки выращивания рыбы. Поскольку активный рост форели происходит при температурах выше +6,0 оС, а средняя многолетняя температура воды в Чупинской губе Белого моря достигает этого показателя уже в середине мая, настоятельно рекомендуется начинать выращивание форели с середины мая. Учитывая наш опыт, можно предположить, что к концу сентября рыбы могут достигнуть веса 1,0-1,2 кг (при условии среднего веса посадочного материала 200 г).

ИГОРЬ НИКОЛАЕВИЧ БАХМЕТ

кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории экологии рыб и водных беспозвоночных, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биологии Карельского научного центра РАН (Петрозаводск, Российская Федерация) igor.bakhmet@gmail. сот

ТАМАРА ЮРЬЕВНА КУЧКО

кандидат биологических наук, доцент кафедры зоологии и экологии Института биологии, экологии и агротехноло-гий, Петрозаводский государственный университет (Петрозаводск, Российская Федерация) Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. . ги

ЯРОСЛАВ АЛЕКСАНДРОВИЧ КУЧКО кандидат биологических наук, старший научный сотрудник лаборатории экологии рыб и водных беспозвоночных, Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт биологии Карельского научного центра РАН (Петрозаводск, Российская Федерация) у-Ы^^@тай. ги

РЫБНАЯ ОТРАСЛЬ КАРЕЛИИ. ИТОГИ ПЕРВОГО ПОЛУГОДИЯ

По оперативным данным Министерства сельского, рыбного и охотничьего хозяйства Республики Карелия в первом полугодии текущего года общий вылов рыбы предприятиями рыбной отрасли Карелии составил более 38 тыс. тонн, что на 13 % больше, чем за соответствующий период прошлого года.

Вылов основных объектов промысла — трески и пикши — составил более 25 тыс. тонн, что на 8% больше, чем за соответствующий период прошлого года.

Общий объем добычи донных видов рыб, включая палтус, морского окуня, сайду, камбалу, в Баренцевом море составил 26,6 тыс. тонн. Кроме того, добыто почти 2 тысячи тонн атлантической сельди.

На внутренних пресноводных водоемах и Белом море общий вылов рыбы составил 785 тонн, в настоящее время промысел продолжается.

Рыбоводными предприятиями республики выращено 5400 тонн товарной рыбы (форель, сиг, нельма, пелядь, осетр). Объем производства рыбы и переработанных рыбопродуктов за текущий период составил более 27 тыс. тонн.

Жители Карелии бьют тревогу: нашей республике может грозить экологическая катастрофа, связанная с активным развитием форелеводства. С населением соглашаются карельские ученые и даже форелеводы. Но у власти другое мнение и свои доводы: выращивание форели – это инвестиции, налоги, звание лидера отрасли. "ТВР-Панорама" попыталась увидеть будущее отрасли в Карелии и разобраться, насколько на самом деле опасен форелевый бизнес.

Планы наполеоновские
В конце марта правительство Карелии подписало соглашение с крупной московской компанией «Русское море», которая намерена вложить в развитие форелеводства в нашей республике порядка 5 млрд рублей. Одновременно власти Карелии при поддержке федеральных властей назвали стратегическую задачу республики – за пять лет максимально приблизиться по выращиванию форели к лидеру отрасли Норвегии.
Казалось бы – ура, определено важнейшее направление экономики республики, получена поддержка федеральной власти, ожидаются серьезные инвестиции. Но почему-то не у всех эти события вызывают радость. Бьют тревогу за будущее своих водоемов многие жители тех мест, где появляются форелевые хозяйства. Карельские ученые предупреждают о грядущей экологической опасности. Даже сами форелеводы открыто говорят, что при реализации этих наполеоновских планов последствия для экологии Карелии могут оказаться весьма печальными. Перспективы республики как экологически чистого туристского центра России при таком подходе и вовсе выглядят туманными.
Разговоров и вопросов вокруг этой темы сегодня много. Но, наверное, главный вопрос – что произойдет, если форелевым планам в отношении Карелии все-таки будет суждено сбыться.

Догнать Норвегию?
Начнем с цифр. Потенциал производства товарной форели в Карелии, по мнению федеральных чиновников, оценивается в 300-500 тысяч тонн. Сейчас в республике выращивается чуть больше 10 тысяч тонн. Это, к слову, 70 процентах всей форели в России. Таким образом, задачу карельским форелеводам ставят не просто удвоить или утроить производство, но увеличить его минимум в 30 раз. Причем за довольно короткий срок – пять лет.
Для сравнения, в Норвегии сейчас производится около 900 тысяч тонн лососевых в год, в соседней Финляндии порядка 12 тысяч тонн в год, то есть примерно столько же, сколько у нас.
Норвежские объемы обеспечены, в первую очередь, тем, что все их производства расположены в морских водах, конечно, за пределами населенных пунктов, и экологической опасности не представляют. Морские воды с их течениями и глубинами легко справляются с этим объемом. В Финляндии другая ситуация. Там не выращивают больше не потому, что не могут, а потому, что не хотят.
— В свое время Финляндия выращивала 20 тысяч тонн форели, причем основная масса приходилась на внутренние водоемы, — рассказывает председатель общества форелеводов РК Валерий Артамонов. – Но, поняв, что форелеводство отнюдь не является экологически чистым видом бизнеса и, опасаясь за будущее своих озер, финны сменили политику. Сегодня ситуация там другая: не только снижены объемы производства товарной форели до чуть более 12 тысяч тонн, но и основная масса форелевых хозяйств переведена на Балтийское море. Теперь только пятая часть от всей выращиваемой в Финляндии рыбы приходится на внутренние водоемы.
Не секрет, что Карелия и Финляндия географически и климатически – братья-близнецы. Поэтому уместно предположить, что и для нас 20 тысяч тонн форели в год – если не предел, то, как минимум, оптимальный показатель. И все же чтобы понять, сколько рыбы можно выращивать на озерах Карелии без ущерба для экологии, следует обратиться к ученым.
И вот тут выясняется, что точного ответа на этот вопрос нет, так как никакого научного труда по форелеводству в Карелии никто в последние годы не готовил. А раз нет научного обоснования, значит, можно руководствоваться принципом – что не запрещено, то разрешено.

Читайте также:  Анализ на демодекоз екатеринбург

Бьют тревогу ученые
Одним из главных аргументов в пользу бурного развития форелеводства чиновники называют обилие в Карелии озер – порядка 60 тысяч. Казалось бы, огромная цифра.
Но в отличие от наших властей, мы все-таки поинтересовались у ученых – много ли озер в республике, по их мнению, можно использовать под этот вид бизнеса.
Ответ ученых академии наук Ольги Стерлиговой и Станислава Китаева оказался неожиданным – использовать для форелеводства в соответствии с гидрохимическими показателями и глубиной в Карелии можно только около 100 водоемов. То есть ничтожно малая часть из 60 тысяч могут безболезненно пережить присутствие форелевых садков.
Как мы уже говорили, научных разработок по влиянию форелеводства на водоемы в последние годы никто не проводил. Однако еще 20 лет назад в институте СеврыбНИИпроекта была разработана программа развития рыбного хозяйства и товарного рыбопроизводства. Согласно их расчету, на Ладоге можно выращивать до 7 тысяч тонн рыбы, на Онежском озере – 6, на Белом море – 10. И совсем немного на малых водоемах.
– Следовательно, – уверена Ольга Стерлигова, зав. лабораторией экологии рыб и водных беспозвоночных Института биологии КарНЦ РАН, — объемы производства форели на внутренних водоемах Карелии не должны превышать 25 тыс. тонн в год. Увеличение объемов приведет к необратимым процессам в пресноводных водных экосистемах. Проще говоря, к быстрому ухудшению качества воды.

Форелеводы озадачены
С мнением ученых соглашаются и форелеводы. Например, председатель общества форелеводов Карелии Валерий Артамонов также оценил потенциал Карелии в 25-30 тысяч тонн форели в год. Причем подчеркнул, что это максимум.
Вторил ему, называя все те же цифры, и директор ООО «Помор» Владимир Хотин, занимающийся разведением рыбы уже несколько лет.
– Инвестиции это, безусловно, хорошо, они необходимы республике, — сказал он. – Но столь резкий рост производства должен идти в ногу с наукой. Без солидной научной базы, то есть в одностороннем порядке, нельзя решать вопросы столь серьезного увеличения мощностей.
— Что касается резкого увеличения объемов выращивания форели в Карелии, то считаю, что цифра в 300 тысяч тонн – необоснованна, – соглашается с коллегой Олег Хлунов, директор по производству ООО «Ладожская форель». – Как могут чиновники называть подобные цифры, не имея научного подтверждения? Сначала нужно провести исследования и только после этого определять объемы производства.
Как видим, мнение специалистов отрасли в этом вопросе едино. Цифру в 25-30 тысяч тонн в год независимо друг от друга называют и ученые, и специалисты отрасли.
Теперь попробуем разобраться, какую опасность представляет для экологии форелевое хозяйство и что будет, если выращивать больше положенного, что, собственно говоря, и предлагается делать.

Как нужно и как есть
– Если форелевым хозяйством заниматься грамотно, соблюдая все нормативы и правила, то вреда окружающей среде никакого не будет, — уверен Олег Хлунов. – Если регулярно проводить проверки водоема, правильно кормить рыбу, соблюдать плотность посадки.
Но сам же Олег Хлунов признает, что в Карелии в некоторых форелевых хозяйствах работают специалисты, мягко говоря, невысокого класса. В результате происходят нарушения, приводящие к загрязнению водоема продуктами жизнедеятельности рыбы.
— Чем чревато неправильное кормление? – продолжает специалист. – Если насыпать корма больше положенного, то его излишки оседают на дне, гниют там. Возможен и другой вариант. Форель переедает, плохо переваривает корм, соответственно, в воду вместе с продуктами жизнедеятельности попадает большее количество азота и фосфора.
И все же наиболее грубое нарушение ведения форелевого хозяйства, по мнению нашего эксперта, превышение допустимого объема выращиваемой рыбы на конкретном водоеме. О том, что такого рода нарушение в Карелии весьма распространено подтвердил и председатель общества форелеводов.
– Мы когда создавали Сегозерское хозяйство, – приводит пример Валерий Артамонов, – посчитали, что там можно выращивать 1 тысячу тонн. Потом на втором участке согласовали еще 500 тонн. А сейчас узнаю, что там в планах стоит объем в три тысячи тонн. Ну что тут скажешь?! Конечно, мы пытались возражать. Но наш голос не был услышан.
— Ежегодно 300-400 тысяч рублей общество форелеводов тратило на исследования влияния форелевых хозяйств на окружающую среду, – продолжает Валерий Павлович. – Проработало хозяйство 3-4 года – проверяем, правильно ли определена нагрузка, возможно ли увеличение мощности, наносит ли хозяйство ущерб водоему и какой. Сейчас денег нет. На 2011 год не заключен ни один договор на исследование. И это при таких-то планах!

Медведям на радость
Есть в форелеводстве и проблемы другого характера. Например, утилизация биологических отходов. В частности, крови рыбы. Дело в том, что при вылове рыбы ее обескровливают (так предусмотрено технологией). Эту кровь необходимо утилизировать. Но, по словам Олега Хлунова, в отдельных хозяйствах ее просто сливают в озеро. Это недопустимо.
Не секрет, что рыба иногда болеет и гибнет, порой – массово, как это случилось прошлым летом из-за жары. Куда же деть тонны мертвой форели? Ведь на помойку ее, ясное дело, не выкинешь. Нужны специальные биотермические ямы, типа скотомогильников. В Карелии в большинстве районов их сегодня нет. Можно сделать компостную яму. Но и тут возникают сложности: она должна быть вне водоохранной зоны, а форелевые хозяйства расположены практически вплотную к воде. Значит, надо где-то искать участок земли (попробуй найти свободные земли, например, в окрестностях Онежского или Ладожского озера).
В результате появляются несанкционированные компостные ямы, которые, кстати, нередко привлекают к себе медведей. Местные жители, встречающие хозяина леса недалеко от дачных поселков и других населенных пунктов, явно не рады подобному соседству. Такие факты в Карелии уже не редкость.
А теперь представим, что в республике выращивают не 12-13 тысяч тонн рыбы, как сейчас, а хотя бы 30. Из них примерно 2 процента – погибает (так говорят форелеводы). Проведя несложные математические подсчеты, получаем вполне конкретную цифру – 600 тонн мертвой рыбы в год. Но это же целый железнодорожный состав! А если выращивать 300 тысяч тонн? Пустяковой проблему утилизации биологических отходов явно не назовешь.

«Сулят золотые горы, а на деле. »
Но власти приводят еще один довод в пользу хозяйств – появление новых рабочих места в районах Карелии. Однако все те же цифры показывают, что рассчитывать на массовое трудоустройство безработных не приходится: сегодня в 48 фермерских хозяйствах работают всего лишь 700 человек. Причем, многие хозяйства стараются автоматизировать производство, что, естественно, ведет к снижению численности работающих. При этом немало работников таких хозяйств – приезжие из других областей и даже стран.
Порой планы по созданию форелевого хозяйства приводят к расколу жителей на два лагеря, как это случилось в деревне Сяргозеро Медвежьегорского района. Одна часть местных жителей не возражает против организации хозяйства, надеясь получить работу. Другая пишет письма на имя властей, где утверждает, что «организаторы лишь сулят золотые горы, на деле же собирались трудоустроить только двоих, да и то сторожами. Экономическая польза очень сомнительная как для жителей деревни, так и для района в целом, а удар по экологии края будет нанесен непоправимый. Выгадают только предприниматели, использующие озеро и нарушающие экологическое равновесие в природе.
Сказки о том, что в Финляндии на подобных маленьких озерах тоже разводят форель, нас не утешают. Финны, в отличие от нас, любят и берегут свою природу, организуют хозяйства с соблюдением всех экологических норм. Наших же интересует только нажива, да и московскую фирму язык не повернется назвать нашей».
Вот таково мнение местных жителей. Обеспокоенные будущим своего небольшого озера, они писали во все возможные инстанции. Отправили письмо даже президенту страны. Но оно, как водится у чиновников, вернулось для разбирательств в Карелию. В министерстве сельского рыбного и охотничьего хозяйства РК разобрались и ответили, что «организация рыбоводного хозяйства на озере Сяргозеро проходит в полном соответствии с законодательством». Впрочем, столило ли ожидать другой ответ?
Добавим, что сегодня здесь установлено уже около 15 садков. И это при том, что озеро маленькое.

Читайте также:  Стрептококк в мазке чем лечить

Дядя Ваня отдыхает
Что же получается в итоге? С одной стороны у нас есть революционные планы развития отрасли, есть инвесторы и перспективы получения налогов. Но с другой стороны, есть явные и грубые нарушения ведения деятельности, но главное – полностью отсутствует хоть какая-то научная база для реализации этих грандиозных планов.
Почему-то кажется, что базы этой нет не случайно. Ведь если она появится и будет отражать объективную картину, про наполеоновские планы развития отрасли придется забыть. А этого ой как не хочется ни карельским, ни федеральным властям. Не секрет, что за будущим форелевым бизнесом в Карелии стоит уже не фермер дядя Ваня, а крупные российские корпорации, такие как «Русское море» (которое, к слову, могло и раньше и без громких заявлений вкладывать свои миллиарды, ведь оно работает в Карелии уже с 2007 года), руководят которыми не только бизнесмены, но и политики, в том числе из верхушки главной партии страны.
Вот почему есть все основания полагать, что превращение Карелии в сырьевую площадку вопрос практически решенный. Ну а экологические вопросы и интересы местных жителей в Москве, судя по тому, как ведется работа, мало кого волнуют.
Всем известно, что для того, чтобы накормить страну рыбой, уже давно не обойтись без искусственно выращенной. И нам, жителям республики, наверное, приятно слышать, что карельская форель – это бренд, что нашу рыбу с удовольствием покупают в столицах, жаль, правда, что на наших прилавках ее найти сложно.
Но при этом мы хотим, чтобы водоемы Карелии оставались чистыми, чтобы наши внуки, их дети и все последующие поколения так же как и мы, могли посидеть на берегу с удочкой, искупаться в прохладной и чистой воде, отдохнуть на природе, которую мы для них сбережем. Если сбережем.

Дети краснеют, живец гибнет
Вред форелевых хозяйств активно обсуждают в Интернет-сообществе «Карельского клуба рыбаков» (fish.karelia.ru)
Den: . по Ламбасручью (Онежское озеро). Недалеко в той же губе форелевое хозяйство – хотя насколько знаю, запрещено строить их рядом с населенными пунктами, но жителей никто не спрашивал. Чистую воду в деревне с озера не набрать – надо процеживать, от кормов завелся мелкий черный жучок, цвет мяса другой рыбы (щука, плотва, окунь) с характерным розовым оттенком, да и рыбы в губе мало стало, исчезает ряпушка.
КрюГер: Любимое мной Кондозеро (Кондопожский район). Хозяйство там уже несколько лет не работает. Но последствия его деятельности ощущаются до сих пор. Конкретно: воду в озере невозможно пить; вокруг садков (которые так и остались) мёртвая зона. Рыба там есть, но это расплодившаяся и выродившаяся плотва. Причём держится она в полводы. Живец, расположенный ниже, задыхается и гибнет через полчаса; окунь в озере выродился, стал мелким и тугорослым, с внешними деформациями (кривой) но в огромных количествах. И это всё при том, что разводить форель в озере перестали уже несколько лет назад. Но оно так и не смогло восстановиться и очиститься.
PikeR: Тема больная до глубины души…В озеро летом выхожу почти каждый день из д. Сяргилахта (оз. Сямозеро) на протяжении многих лет, конечно же не для похожки сетей, не подумайте. Мой катер знает каждый местный житель. И деградацию озера наблюдаю весь сезон открытой воды с тех пор как были установлены садки. С годами изменился цвет воды и её прозрачность. В дополнение ко всему появились какие-то плавающие хлопья непонятной субстанции, похожие на нитчатые водоросли бурого цвета. Со временем они сбиваются в большие сгустки размером 50-70 см в диаметре и забивают всю береговую линию деревни от самого уреза воды до нескольких метров в глубь озера.. Такую воду не только пить не возникает желания, но и купаться даже не хочется в самую жаркую пору лета. Но по всему видно, что коммерсантов не интересует экологическое равновесие озера.
От редакции добавим, что, по словам местных жителей деревни Сяргилахта, вода около берега озера от корма летом имеют явный красный оттенок. Доходит до того, что дети после купания выходят покрытые этим красным налетом.

Сегодня, по данным общества форелеводов РК, форелеводческие хозяйства, которых насчитывается 48, функционируют практически во всех районах Карелии, за исключением Кемского, Прионежского и Пудожского. Наиболее сконцентрированы предприятия этой отрасли в Медвежьегорском, Кондопожском и Лахденпохском районах.

Карельские форелеводы в 2009 году вырастили 12800 тонн рыбы, а в 2010 году из жаркого лета 10,5 тысяч тонн форели.

В Карелии начался сезон вылова форели. Регион является одним из лидеров по выращиванию лососевых. Там находятся несколько десятков ферм. Зима – пик сезона. Несмотря на мороз и сильный ветер, местные рыбаки работают по 16-18 часов.

Садки с форелью устанавливаются в нескольких километрах от берега. Пока добраться до них можно только на лодке, но когда озеро замерзнет, удобнее будет пересесть на снегоход. Всего на Сягозере больше 20 небольших резервуаров, в каждом из которых находятся несколько десятков тысяч рыб.

«Живорыбный подъемник перекачивает рыбу из одной рыбоводной емкости в другую. Рыба для этого специально скучивается. И посредством этого оборудования перегружается уже в наше живорыбное судно», – рассказал исполнительный директор предприятия Алексей Богушов.

Для выращивания форели в Карелии почти идеальные природные условия: комфортная для рыбы температура и чистый водоем. В этом легко можно убедиться, просто взглянув в садок. Такие природные преимущества отражаются не только на качестве, но и на количестве продукта.

У местных предприятий не только коммерческая, но и важная государственная миссия – дать стране рыбы. После того, как с прилавков магазинов исчез норвежский лосось, появилась необходимость в собственном.

«Нам требуется от двух до трех лет, чтобы выпустить товарную продукцию. Поэтому резко увеличить объемы, конечно, не получается, но некий задел уже сделан», – отметил исполнительный директор предприятия Алексей Богушов.

На берегу пойманную форель погружают в огромные контейнеры. В них ее доставляют в цех переработки. В сезон здесь работают почти 150 человек, большинство – жители соседнего поселка Попов Порог.

Такие предприятия уже покрывают значительную часть российского рынка. Здесь готовы увеличить производство, уже ставятся садки в соседних озерах. Планируют расширить и географию поставок. Но главное, это не должно отразиться на качестве и цене. Радужная форель для россиян не должна стать золотой. Подробности смотрите в сюжете корреспондента «МИР 24» Нахида Бабаева.

Понравилась статья? Поделить с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector